!Ваше сообщение успешно отправлено
и будет рассмотрено в ближайшее время

РУ

Натюрморт с самоваром

Размер: 75 х 55 см

Материал: бумага, акварель

Дата: январь 2018 года

Когда-то, в далёком 1991 году, когда я только поступила в художественное училище, в мастерскую к моему преподавателю пришёл его друг художник Владимир Алексеевич Победин. Тогда я ещё не знала харьковской художественной элиты и Николай Николаевич долго перечислял мне все его регалии. Он принёс рулон торшона разных сортов, чтобы отдать кому-то, кому он нужней, так как сам он уже не рисовал. Это были глубокие 90-е. Раздобыть самую обычную акварельную бумагу стоило больших трудов, а торшон вызывал благоговение, как божество, которого никто не видел, но верили, что где-то оно есть. Не помню, чтобы кому-то удавалось его купить. Все студенты, которые приносили планшеты натянутые настоящим торшоном, признавались, что кто-то им его отдал. К Николаю Николаевичу тогда ходила не только я, но тогда был именно мой день и мне вручили этот священный рулон. Бог послал, по-другому не скажешь. Для моих 15 лет Победин, конечно же, был стареньким дедушкой, божьим одуванчиком. Возраста ему добавлял тот факт, что он уже не рисует. Светлая голова, ни намёка на маразм и не рисует. Про регалии я забыла, а это запомнила. Как же так? Почему не рисует? У художников ведь нет выслуги лет как у балерин или спортсменов, рисуй хоть до самой смерти. Разлюбил? Пресытился? Никогда не любил и для него это было только работой? Откуда же тогда столько достижений? Может быть он как Шекспир? Слышала передачу, где рассказывалось, что Шекспир писал только ради денег, и как только его благосостояние достигло желаемого результата и стабилизировалось для спокойной безбедной старости, отложил перо и касался бумаги только ради того, чтобы переписываться с экономкой. Кто знает? Теперь уже не спросишь.

Торшона было 2 вида: зелёный и обычный. Слово "обычный" хочется взять в кавычки, потому что никогда больше я не видела подобного. Зелёный был с зеленоватым оттенком и нехарактерно тонким для торшона, но, не смотря на это, цвет держал отлично. Обычный был как рисовая бумага, плотный и аж мягкий на ощупь. Мне казалось, что цвет он даже улучшал, и смывать можно было сколько угодно. Я использовала эту бумагу только тогда, когда обычная заканчивалась и купить не было возможности, но старалась беречь на те светлые времена, когда я уже научусь наконец грамотно писать акварелью дабы не переводить качественную бумагу на семестровое школярство. Знаете, бывает такое благоговейное отношение к материалу, как у самурая к своему мечу.

Сегодня 2018 год. С тех пор прошло 27 лет. Не скажу, что все эти годы я активно оттачивала мастерство акварельной живописи. За это время я успела и профессию сменить и ребёнка вырастить. Но наступил момент, когда я поняла, что будущего нет и это не плохо. Плохо, что мы не понимаем этого в 20 лет. Есть только настоящее. Никогда не наступят лучшие времена. Никогда не освободится время для чистого творчества. Нужно отложить синдром отложенной жизни и начать рисовать в конце концов. Особенно подстёгивает эта мысль, что может наступить такое время, когда художник перестаёт рисовать. Неважно по какой причине. Но кульминация твоей жизни, если ещё не случилась то происходит сейчас. Лучше не будет. Нужно брать и писать! И я достала свой торшон. Каково же было моё разочарование, когда я поняла, что бумага истлела. Её по прежнему можно было натянуть на планшет, но цвет она съедала безумно. Невозможно было взять тёмный цвет цветно, все смеси были грязными независимо от сочетания с близлежащими, а "обычный" торшон ещё и желтел при намокании, приобретая шафрановый оттенок, что делало невозможным адекватный взгляд на взятый цвет. Может быть разрушился верхний слой бумаги или её клеевая составляющая отжила своё, но даже обычную заливку было сделать невозможно так как кисточка оставляла след как на школьной промокашке.

Этот натюрморт написан на зелёном торшоне. Это его (торшона) последняя гастроль. Долго с ним боролась, смывала, меняла сочетания, усиливала контрасты, смирялась с разницей между ожиданиями и реальностью. В конце концов, решила следить только за тоном, а цвет - как вырулит.
Результат перед вами.
Надеюсь, что потеряна только бумага, а живопись я ещё смогу показать.

 

Сделать заказ

Написать комментарий

Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваше сообщение: